228 дело с весами

Перелом в практике по «наркотическим» преступлениям?

Краткое содержание:

Разберем последние тенденции в уголовных делах по статьям 228 УК (хранение наркотиков) и 228.1 УК (сбыт наркотиков) – самым распространенным статьям обвинения.

Самая очевидная тактика защиты – это попытка переквалифицировать сбыт на хранение. У этих статей сильно различаются тяжесть и наказание.

Но раньше грань между хранением и сбытом была такая зыбкая, что у любого задержанного с «весом на кармане» была угроза попасть под сбыт. Сейчас ситуация меняется, и здесь мы с примерами из практики расскажем почему.

Понятно, что сбыт очевиден, когда зафиксирован факт передачи наркотика от продавца к покупателю. Это доказывается, как правило, результатами ОРМ (наблюдение, контрольная закупка, прослушка). Тактика защиты в таких случаях отдельная.

Но во многих случаях никакого факта сбыта нет, а есть только произвольно истолкованный «умысел на сбыт», т.е. когда обвинение никого за руку не ловило, но вменяет именно покушение на сбыт. Это случаи, когда рядом в обвинении идут одновременно ст. 228 УК и ч. 3 ст. 30, ст. 228.1 УК (хранение и покушение на сбыт), либо просто покушение.

Привычный подход суда

Классический подход к доказыванию умысла на сбыт прост, о нём говорят следующие признаки (п. 13 постановления Пленума «По наркотикам», упрощенное название):

Суд, имея такие руководящие указания ВС, рассматривает их зачастую упрощенно – ну раз есть один признак, то всё, сбыт доказан. Поэтому и зачисляются в наркоторговцы простые потребители, а иногда и просто те, кто «рядом постоял».

Многие узнают знакомые признаки, если напомнить формулировки приговоров по таким делам – «об умысле на сбыт свидетельствует количество вещества, превышающее дозу для личного потребления, а также оперативная информация о том, что обвиняемый причастен к сбыту». Всё, этого достаточно. А если есть еще что-то сверху (например, признание), то вообще хорошо – сбыт без всяких вариантов.

Примеры появившегося неклассического подхода

Но ситуация меняется. Теперь этого мало. Такие приговоры можно изменить при правильном подходе. Приведем несколько примеров, а далее разберем нюансы тактики.

Пример: согласно выводам суда, в приговоре об умысле подсудимого на сбыт свидетельствуют оперативная информация, о которой сообщили сотрудники полиции, масса изъятого наркотика, значительно превышающая разовую дозу, а также признательные показания подсудимого. Однако приговор изменен, обвинение переквалифицировано со сбыта на хранение по следующим причинам: масса вещества сама по себе об умысле на сбыт не говорит, оперативная информация – это лишь слова оперативных сотрудников в суде о том, что у них есть оперативная информация (при этом источник осведомленности никак не раскрыт). А показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, являются недопустимыми. Показания оперов доказывают лишь факт задержания с веществом и ничего более. Таким образом, вывод суда фактически основан лишь на признательных показаниях подсудимого. Однако в силу ч. 2 ст. 77 УПК признание обвиняемым своей вины как единственное доказательство не работает (Апелляционное определение Московского городского суда от 18.08.2020 N 10-7464/2020).

Конечно, опытный читатель тут же возразит, что опера всегда скрывают источник оперативной информации, они при этом ссылаются на гостайну, и этого хватает (закон «Об ОРД» позволяет такое). Верно, но продолжим разбирать примеры и далее попытаемся объяснить такие странные повороты в практике, тем более, что они не единичные.

Пример: похожая ситуация, в приговоре об умысле на сбыт свидетельствуют: оперативная информация, о которой сообщили сотрудники полиции; масса изъятого наркотического средства, намного превышающая разовую дозу и расфасовка. И опять не сработало – изменение приговора с переквалификацией. Причина: оперативная информация ничем объективно кроме слов сотрудников не подтверждена, а размер и фасовка сами по себе об умысле на сбыт не говорят. Тем более что сам осужденный говорит, что «брал для себя», а экспертиза подтверждает его наркозависимость (Апелляционное определение Московского городского суда от 16.06.2020 по делу № 10-8987/2020).

Что ж такое, опять сотрудникам не верят. Но продолжим.

Пример: то же самое, приговор обоснован количеством вещества и оперативной информацией. Приговор изменен с переквалификацией. Причина: оперативная информация – это только слова опера о том, что информация была и именно на основании этой информации проведено наблюдение. Какая именно и откуда была информация не раскрывается, а наблюдение установило только факт задержания подсудимого с «весом» в его автомобиле. Подсудимый наркозависим, а вес (крупный размер амфетамина) сам по себе о сбыте не говорит (Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 25.08.2020 N 77-1435/2020).

Примеров уже много, и далее нет смысла приводить аналогичные. Они различаются в деталях, но в целом логика одна.

Обобщение тактики

Оперативная информация начала подвергаться сомнению. Но рано радоваться – сомнительна не всякая оперативная информация. Если сотрудники ссылаются на показания некого агента, который говорит о сбыте, его обязательно надо допросить, хотя бы как тайного свидетеля. И самое главное – оперативная информация должна объективно что-то давать. Иначе говоря, вот если была информация о сбыте, то проводится ОРМ, которое подтверждает именно сбыт. То есть если проверяется версия о сбыте, то обвиняемого нужно ловить за руку именно при попытке к сбыту (контрольная закупка), а не просто задержать его с «весом на кармане». Либо наблюдать (ОРМ «наблюдение») нужно именно факт сбыта, а не просто как обвиняемый с «весом» ходит.

Более того, как мы показали выше, иногда не работает и «царица доказательств» – признание вины. А иногда слетают как доказательства даже «прослушка», фото закладок с маршрутом, переписка. А иногда не работают вес и фасовка в таком виде, который, казалось бы, любого трезвомыслящего человека заставит усомниться в чистоплотности обвиняемого (ну какое личное потребление, если у тебя в кармане 100 пакетиков).

Как выбивать из дела остальные доказательства

Пример из личной практики – в этом деле слетела «прослушка» телефона (которая подтверждала оперативную информацию), а без неё оперативная информация, фасовка и вес ничего не доказали. Причем в довесок к обвинению по делу ещё и изъята чуть ли не целая лаборатория по изготовление наркотика, которая тоже ничего не доказывала. «Прослушка» признана недопустимой, потому что в ней использовались иносказательные выражения (наркотик прямо не назывался, а использовались маскирующие слова, при этом лингвистической экспертизы не проводилось). Соответственно, толкование «прослушки» как разговора о наркотиках было лишь предположением (Определение первого кассационного суда от 05.08.2020 по делу № 77-1293/2020).

Следующий пример из личной практики – в качестве доказательства слетел телефон обвиняемого, а также все фото «закладок» с этого телефона, а вес и фасовка (около 90 мелких пакетиков) не доказали сбыт. Телефон исключен как доказательство потому, что допущены нарушения при изъятии телефона и его закреплении как вещдока в деле. При этом сам обвиняемый не отрицал, что телефон принадлежит ему, но нарушение есть нарушение. В результате обвалилось всё обвинение (Апелляционное определение Московского городского суда от 28.10.2019 по делу № 10-16047/2019).

Подробности этих приговоров с полным раскрытием приемов и тактики, подробным комментарием к тексту вы можете найти на моем сайте (Всё об уголовных делах) на страничке «Наша практика». Либо можно просто найти тексты упоминаемых в этой статье решений, они опубликованы в открытом доступе на сайтах соответствующих судов.

Читайте также:  Диета на овсянке замоченной

Приемы в этих примерах универсальны, некоторые из них применимы не только к «наркотическим» преступлениям.

В итоге мы можем сказать, что многие из тех приговоров, которые вынесены еще при старом подходе можно «ломать». Тут важно, конечно, понимать тактику в каждом конкретном деле, а не просто «сыпать» формулировками из примеров практики. В уголовном процессе ссылки на практику не так работают, как в гражданском или арбитражном.

Ну и конечно нужно понимать механизм обжалования. Если не успели потратить попытку кассационного обжалования, то это хорошо.

+1 попытка обжалования

Есть сейчас еще и такие изменения в судебной системе, которые позволяют в некоторых случаях запустить повторную кассацию.

Подробная статья об этом механизме здесь. С тех пор, как эта статья была опубликована, тактика, изложенная в ней, уже не раз себя оправдала и в более свежих примерах.

Это реально и вот он,

пример из личной практики – обвинение по пяти эпизодам сбыта разной тяжести, при этом безрезультатно потрачены все попытки кассации. Однако ж повторная кассация полностью отменяет приговор, и человек с 14 годами срока идёт на полный пересмотр дела, причем по таким основаниям, которые попахивают прекращением дела с реабилитацией (в подтверждение чего его даже выпускают из СИЗО под подписку на время пересмотра, хотя он со своими 14 годами уже почти свыкся) (Кассационное определение Второго кассационного суда от 01.09.2020 по делу №7 У-6341/2020 [77-1349/2020]).

Всё работает. Главное – не терять надежду, грамотно бороться и критически воспринимать отзывы людей, говорящих, что «у нас ничего не работает, система такая».

Источник

13 таблиц и графиков об антинаркотической статье УК

Дело журналиста Ивана Голунова привлекло внимание к работе правоохранительных органов и судебной системы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. “Ъ” подробно изучил главную антинаркотическую статью УК — 228-ю: о чем она и как применяется на практике.

О чем статья 228 УК РФ

Статья 228 предусматривает наказание за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений или их частей, содержащих данные вещества (далее обобщенно наркотических средств).

Статья 228.1 (ее инкриминировали Ивану Голунову) — за производство, сбыт или пересылку наркотических средств.

Статья 228.2 — за нарушение правил оборота наркотических средств.

Статья 228.3 и 228.4 — за незаконное приобретение, хранение, перевозку, производство, сбыт или пересылку прекурсоров наркотических средств (то есть веществ, используемых для изготовления наркотиков).

Помимо статьи 228 со всеми частями наказания, связанные с незаконным оборотом наркотиков, содержатся в статьях 229–233 УК. КоАП также предусматривает административное наказание за преступления, связанные с наркотиками. В частности, незаконный оборот наркотических и психотропных веществ (ст. 6.8 КоАП), пропаганда наркотических средств (6.13), потребление в общественных местах (20.20).

Какое наказание грозит нарушителям

За приобретение, хранение, изготовление наркотических средств без цели сбыта (ст. 228) предусмотрено наказание (в зависимости от размера изъятых веществ):

Лишение свободы Дополнительно
В значительном размере до 3 лет* штраф до 40 тыс. руб., обязательные / исправительные работы, ограничение свободы до 3 лет
В крупном размере от 3 до 10 лет штраф до 500 тыс. руб., ограничение свободы до 1 года
В особо крупном размере от 10 до 15 лет штраф до 500 тыс. руб., ограничение свободы до 1,5 лет

*в данном случае лишение свободы не обязательное, а лишь одно из возможных наказаний

За незаконное производство и сбыт наркотиков (ст. 228.1) УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до 20 лет, в исключительных случаях вплоть до пожизненного заключения.

Какой срок грозит нарушителям по ст. 228.1 Лишение свободы
Без отягчающих обстоятельств от 4 до 8 лет
Сбыт в СИЗО, административных зданиях, на спортивных, образовательных и транспортных объектах, с помощью СМИ и интернета от 5 до 12 лет
Группой лиц по предварительному сговору, в значительном размере от 8 до 15 лет
Организованной группой, в крупном размере, с использованием должностного положения, несовершеннолетнему от 10 до 20 лет
В особо крупном размере от 15 до 20 лет, пожизненно

Дополнительно возможно назначение штрафа вплоть до 1 млн руб., ограничения свободы, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Уголовный кодекс предусматривает освобождение от уголовной ответственности за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление и переработку наркотиков или прекурсоров для лиц, добровольно сдавших эти вещества и активно способствовавших раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, изобличению лиц, их совершивших, и обнаружению имущества, добытого преступным путем. Незаконные производство и сбыт наркотических веществ или прекурсоров (ст. 228.1 и 228.4) освобождения от ответственности не предусматривают.

Как определяется размер наркотических веществ

К примеру, N-метилэфедрон и его производные, сбыт которых инкриминировали Ивану Голунову, в крупном размере соответствует более 1 г вещества.

Определение размера запрещенных наркотических веществ при уголовном преследовании (граммов свыше)

Значительный Крупный Особо крупный
Кокаин 0,5 5 1500
Героин 0,5 2,5 1000
Амфетамин и его производные 0,2 1 200
Метамфетамин 0,3 2,5 500
Гашиш (анаша, смола каннабиса) 2 25 10 000
Каннабис (марихуана) 6 100 100 000
Кактус, содержащий мескалин 50 250 25 000
Кокаиновый куст (растение рода Erythroxylon) 20 250 20 000
Конопля (растение рода Cannabis) 6 100 100 000

Посмотреть карту можно здесь.

О чем говорит судебная статистика

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, каждый седьмой приговор в РФ выносится по 228-й статье. Так, в 2018 году по всем составам УК РФ были осуждены 658,3 тыс. человек, из них на статью 228 со всеми частями пришлось 13,4% от всех приговоров. Для сравнения: годом ранее доля составляла 14,3% (общее число осужденных — 697 тыс.), в 2014 году — 15,2% (из 719,3 тыс.). Если брать все статьи, связанные с наркотиками, то по ним сидит четверть всех осужденных.

Читайте также:  Вес мыши полевой домашней

Самой массовой является статья 228 (приобретение и хранение без цели сбыта), на которую в 2018 году пришлось 79% всех приговоров (69,6 тыс.). На сбыт наркотиков (228.1) приходится 21% приговоров.

Большинство осужденных — молодежь (возрастная группа от 18 до 29 лет).

Самым распространенным сроком за преступления, связанные с наркотиками, является лишение свободы на 3—5 лет. При этом освобождением от наказания завершается лишь 0,3% уголовных дел.

Ст. 72.1 УК РФ дает суду возможность обязать осужденного пройти лечение от наркомании (если основное наказание не связано с тюремным заключением). В ст. 82.1 предусмотрена возможность осужденному на реальный срок добровольно пройти лечение от наркомании с отсрочкой отбывания наказания.

В докладе Института проблем правоприменения «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики» от 2017 года отмечается, что потребителей в России преследуют чаще, чем распространителей. Авторы выявили «искусственное искажение масс изъятых наркотиков со стороны правоохранительных органов». «У наркопотребителей чаще всего изымаются именно такие массы марихуаны и гашиша, которых как раз достаточно для квалификации правонарушения как уголовного преступления, и эти массы ненамного превышают значительный размер, необходимый для возбуждения уголовного дела», говорится в докладе.

Алексей Кнорре, «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики»

Алексей Кнорре, «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики»

Отдельной проблемой исследователи называют тот факт, что «под наркотиком правоохранителями понимается не чистое наркотическое вещество, находящееся в смеси, а вся смесь целиком.

Социологический взгляд на статистику наркопреступлений

По словам эксперта Института проблем правоприменения Европейского университета Алексея Кнорре, официальной статистики привлечения к ответственности сотрудников правоохранительных органов за фальсификацию дел по наркостатьям нет. Однако контент-анализ СМИ за последние 5 лет позволил выявить около 500 случаев, когда сотрудник правоохранительных органов был задержан, арестован или осужден за фальсификацию, связанную с наркотиками.

23 ноября 2010 года во время обысков в доме активистки незарегистрированной партии «Другая Россия» Таисии Осиповой нашли девять граммов героина. 29 декабря 2011 года Заднепровский районный суд Смоленска приговорил ее к 10 годам лишения свободы (ч. 3 ст. 228.1). 28 февраля 2017 года она вышла на свободу по УДО.

29 января 2013 года в Москве был задержан член территориальной избирательной комиссии района Проспект Вернадского от КПРФ и постоянный участник акций протеста Сергей Резников. При задержании полицейские нашли у коммуниста несколько граммов кокаина, но он своей вины не признал. 6 марта 2017 года Никулинский районный суд приговорил его к трем годам лишения свободы (ч. 2 ст. 228). Вышел на свободу 20 ноября 2018 года после того, как Рязанский областной суд заменил оставшийся срок штрафом в 350 тыс. руб.

20 февраля 2014 года президент «Ассамблеи народов Кавказа» Руслан Кутаев был взят под стражу в чеченском селе Гехи по подозрению в незаконном хранении трех граммов героина. 7 июля того же года он был приговорен Урус-Мартановским городским судом к четырем годам колонии (ч. 2 ст. 228). Вышел на свободу 20 декабря 2017 года.

15 апреля 2016 года по дороге в аэропорт города Грозный был задержан журналист Жалауди Гериев. Его обвинили в хранении и перевозке 168 граммов марихуаны. 5 сентября того же года Шалинский городской суд приговорил его к трем годам колонии (ч. 2 ст. 228). 30 апреля 2019 года он вышел на свободу.

9 января 2018 года в Чечне сотрудники ДПС остановили автомобиль руководителя грозненского представительства правозащитного центра «Мемориал» Оюба Титиева. В его машине был обнаружен пакет со 180 граммами марихуаны. Сам правозащитник своей вины не признал, заявив, что наркотики ему подбросили. 18 марта 2019 года Шалинский городской суд Чечни приговорил его к четырем годам колонии (ч. 2 ст. 228 УК РФ). 10 июня того же года был освобожден по УДО.

Наказания за преступления, связанные с наркотиками, очень различаются. В частности, в Сингапуре одно из самых строгих законодательств на планете. Незаконным является хранение, потребление, производство, торговля, независимо от количества. Наказания — вплоть до смертной казни. На другом конце света Дания и Нидерланды, где употребление наркотиков вообще не является уголовно наказуемым.

Марина Бочарова, Артем Косенок, Михаил Малаев, Ольга Шкуренко

Источник

Хранение (228 УК) превращается в сбыт (228.1 УК): как это происходит и как защититься

Краткое содержание:

Статьи 228 УК и 228.1 УК являются массовыми, «народными» статьями. Употребление и, тем более, распространение наркотиков— это опаснейшие социальные явления и борьба с ними необходима просто для целей выживания общества.

Зачем наркомана превращают в наркоторговца

Но проблема в том, что зачастую борьба с наркотиками приобретает гротескный характер, сажают совсем не настоящих наркоторговцев, а скорее их жертв. И для показательных целей этой борьбы простых потребителей, которые даже не всегда наркозависимы, «перекрашивают» в наркоторговцев. Так статью 228 УК (приобретение/хранение наркотиков) искусственно превращают в более тяжелую ст. 228.1 УК (сбыт наркотиков).

Действительно «крупные рыбы», которые сидят у истоков наркопотока, находятся на свободе. Но борьба с наркотикам идет на всю мощь. Посмотрите на то, что происходит в судах – они загружены делами по ст.228.1 УК. Вроде сажают без устали этих наркоторговцев, а им все нет числа.

Наркомана поймать просто, наркоторговца сложнее (а может по каким-то причинам и не нужно его ловить?). Ну тогда просто назовем потребителя наркоторговцем. Посмотрим, как это происходит в правовой стороны.

Для целей статьи я использую упрощенные названия наркотических веществ (наркотики) и не затрагиваю всю объективную сторону преступлений (к слову, ст. 228 УК это не только приобретение/хранение, но и перевозка, изготовление, переработка, а ст. 228.1 УК это не только сбыт, но и производство, пересылка).

Формы приобретения и хранения

Приобретение наркотика – это покупка, получение в дар, в качестве оплаты за что-либо, в счет долга, находка «ничейного» наркотика, сбор дикорастущих или возделываемых растений (п.6 Постановления Пленума Верховного суда от 15.06.2006 года N 14).

Иными словами, любое физическое получение наркотика из любого источника – это приобретение.

Частый вопрос если сорвал в огороде охапку листьев конопли и сунул в карман – это тоже преступление?
Да, преступление, вопрос только в весе «травы»: если вес больше 6 грамм, то это уголовная статья, если меньше – то административная (ст. 6.8 КоАП). И тот факт, что употребив даже мешок такой огородной «травы» никакого наркотического эффекта не получишь, никого не волнует – экспертиза покажет, что это «марихуана».

Как чаще всего выглядят обстоятельства хранения в материалах уголовных дел – остановил на улице патруль ППС, нашел в одежде. После этого тут же идет сигнал на обыск в жилище – и вот уже на этой стадии хранение может превратиться в сбыт.

Читайте также:  Вес или масса изделия

И приобретение, и хранение зависят от размера наркотика – малый размер влечет только административную ответственность

Формы сбыта

Сбыт – это передача наркотика абсолютно любым способом другому лицу. Это продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.

Не важно – за деньги или просто так, «в подарок» осуществляется передача. Способ передачи также не имеет значения – это может быть непосредственная передача, «закладка» в обусловленном месте и последующая «находка», это даже может быть инъекция наркотика при определенных условиях (п.13 Постановления Пленума Верховного суда от 15.06.2006 года N 14)

Частый вопрос по конкретным делам – обвиняемый никакой выгоды от сбыта не получил, богатства не нажил – какой же он наркоторговец?
Такой – любая, даже единичная и безвозмездная передача любого количества наркотика при любых обстоятельствах превращает обвиняемого в наркоторговца.

Это важно: любая передача любого количества – это сбыт. Если на техническом уровне можно было бы доказать передачу одной молекулы наркотика, это тоже был бы сбыт.

К сбыту очень легко подтолкнуть даже в том случае, когда «сбытчик» ничего такого никогда не делал и не планировал. Подробнее о провокации смотрим здесь: https://www.9111.ru/questions/777777777372047/.

Что свидетельствует о цели сбыта, а что наоборот

Иногда просто хранение уже говорит о сбыте. Хранить ведь можно в целях сбыта. Так в чем разница, что свидетельствует об умысле на сбыт?

Об умысле на сбыт могут свидетельствовать:

-приобретение/ хранение наркотиков лицом, самим их не употребляющим,
— количество (объем) вещества,
— удобная для передачи фасовка,
— наличие договоренностей с покупателем (п.13 Постановления Пленума Верховного суда от 15.06.2006 года N 14).

Факт личного употребления либо признанная экспертизой наркозависимость – это довод в пользу отсутствия умысла на сбыт.

Количество вещества оценивается с точки зрения возможности употребить все это единолично. Тут есть некая условность – закоренелый наркоман может употребить уйму наркотика. Но этот довод и не работает. Интересы такого «любителя» судебной практикой не учитываются – большой вес всегда толкуется как умысел на сбыт.

Фасовка должна предполагать удобство именно для передачи, а не для себя. Множество мелких пакетиков говорят о том, что их собираются сбывать. Да и невиновного, пойманного на улице с большим количеством разовых доз, сложно себе представить (если исключить вероятность «подброса»).

Наличие договоренностей с покупателями – это переписка, прослушка, свидетельские показания «покупателей».

Переписка с телефона – всегда проверяется при задержании. И очень часто, уже после фактического изъятия телефона, переписка с него продолжает вестись оперативниками. И здесь важно отследить по материалам дела время задержания, изъятия телефона и время сообщений в переписке.

Один из самых крепких камней в стене обвинения – это весы. Если при задержании или в жилище нашли весы, да еще со следами наркотика – то всё, сбыт предполагается. Довод о том, что взвешивал для себя или для проверки продавца (чтобы не обманул с весом) не работает.

И самое частое доказательство – показания оперативников о том, что у них имелась информация о причастности к сбыту. Плюс рапорты о том же самом – о некой имеющейся информации.

Как противодействовать обвинению в сбыте

Как правило, в обвинительном приговоре по ст. 228.1 УК перечисляется совокупность доказательств, которая в большинстве своем ничего именно про сбыт не говорит. Например, перечисляются показания понятых, присутствовавших при обыске или личном осмотре. Перечисляются показания оперативников, рассказывающих как они проводили тот же обыск. Перечисляются результаты экспертиз. Все это хорошо и создает видимость достаточности доказательств – но только это все обстоятельства, подтверждающие факт обнаружение наркотика, а не его сбыт.

Доказательства умысла на сбыт нужно вычленять из приговора и прицельно работать по ним.

Основа защиты – это отсутствие признания. А зачастую оно есть там, где по факту сбыта и нет. Это классический случай с попавшимся с незначительным количеством «студентом», который сразу после задержания на фоне стресса и при особой работе с ним оперов наговорил на себя с три короба. Про признание вины и когда его можно забрать обратно смотрим здесь: https://www.9111.ru/questions/777777777372917/

Следующий момент – ошибки, нестыковки в оперативно-розыскных мероприятиях и в механизмах их передачи в дело. Но тема эта слишком обширная в рамках данной статьи.

Напомню здесь позицию ЕСПЧ из предыдущей статьи:

Позиция ЕСПЧ состоит в том, что мотивы и основания оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) должны быть проверяемы. Суд не должен просто верить сотрудникам полиции, утверждающим, что у них были основания для «Проверочной закупки» или «Наблюдения». Нужно эти основания проверять, не позволяя их прятать за ширму гостайны (Постановление ЕСПЧ от 05.02.2008). Личность тайного агента должна быть проверяема судом (Постановление ЕСПЧ от 11.05.2014). ОРМ должно проводиться в отношении конкретного лица, информация о намерениях совершить преступление должна быть по конкретному лицу (Постановление ЕСПЧ от 30.10.2014). Непредоставление защите возможности ознакомиться с тайными материалами нарушает право на защиту (постановление ЕСПЧ от 27.10.2004)

Типичный пример – в материалах дела есть рапорты, постановления о проведении ОРМ – но они в отношении неопределенных лиц, а не в отношении конкретного обвиняемого. Все это не подтверждает причастность к сбыту именно этого обвиняемого.

Необходимо проверить материалы дела на предмет провокации к сбыту.

Проверяем, как изымались, передавались в дело вещественные доказательства – вещество, весы. Так, нарушение упаковки, существенные несоответствия в наименовании вещдоков по ходу их закрепления по делу говорят о том, что изымались одни вещдоки, а в деле находятся другие.

Уточню, несоответствия должны быть существенными – например, одной ошибки в формате электронного носителя (перепутали CD диск с СD-R диском) будет недостаточно, это будет истолковано как «техническая» описка.

Проверяем показания свидетелей, которые говорят о причастности именно обвиняемого и именно к сбыту, а не просто подтверждают обстоятельства задержания и обнаружения наркотика.

На самом деле эти моменты далеко не исчерпывают защиту. Все приемы не приведешь, тактика защиты зависит от конкретных обстоятельств – тяжело обобщить. Но как примерное направление для защиты вышеизложенное вполне можно «примерить» к конкретному делу.

Другие статьи, в которых по полочкам разбираются конкретные приемы защиты по делам о наркотиках, «фокусы» следствия и суда Вы можете посмотреть на сайте Всё об уголовных делах москвабюро. Рф (просто забейте в поисковике запрос материалы по наркотикам москвабюро. Рф)

Источник

Жизненные советы и рекомендации